Статьи

Merci, Provence!

mir-tu-provans0
Страна: Франция

Неужели вы до сих пор думаете, что Прованс – это красная ковровая дорожка Канн, виллы Антиба или трасса Формулы-1 в Монако? Настоящий Прованс – это даже не Марсель, официально считающийся его столицей. Настоящий Прованс в глубинке, в кипарисовых рощах и зарослях трюфельных дубов, в каменных многовековых деревнях с черепичными крышами и невероятными пейзажами.

Старый Прованс там, где остановилось время. Да, и сюда пришла цивилизация, цены на недвижимость в последние десятилетия выросли в разы, в одной из деревушек Верхнего Прованса недавно была продана старинная усадьба по баснословной цене – 40 миллионов евро! Прованс всегда в моде!

Беспощадный прогресс дошел и сюда. Типичная картинка – старушка, перегоняющая звенящее бубенчиками стадо коз через булыжную мостовую и белозубый улыбчивый месье с сигарой в белой шляпе, уступивший ей дорогу на своем черном кабриолете марки Мерседес на фоне провинции, встречавшей еще армию Наполеона.

Авиньон – кровавое сердце Прованса

1303 год, Рим, Ватикан. Постоянные мятежи и нашествия иностранных армий, безопасность папского престола под вопросом, чем удачно воспользовался французский король Филипп IV Красивый. Используя все доступные средства подкупа и интриг, Филипп добивается избрания на должность нового Папы француза, взявшего себе имя Климент V, который, пользуясь привилегиями короля, принимает решение переместить папскую резиденцию в безопасный Авиньон. В 1305 году начинается французский период папства, длившийся 73 года. Обнесенный крепостной стеной, Авиньон вершит вердикты.

Склоки при дворе, интриги, казни, подкупы привлекали в город преступников со всей Франции. Папский дворец с каждым новым хозяином-французом менял свой облик, разрастался и увеличивался в размерах. Старый город с его мистическим дворцом и сейчас пахнет ладаном и древесной смолой, а на витражах при закате жаркого прованского солнца, как видения, выступают капли крови.

mir-tu-provans1
Авиньон, Франция

Но не все так грустно и страшно. Авиньон живет современной жизнью, на каменных улицах под стенами папского дворца сейчас шумят французские ресторанчики, играет музыка, выступают уличные артисты, толпы туристов съезжаются сюда, чтобы из Сердца Прованса по его кровяным артериям разъехаться по таким разным и интересным прованским городкам.

mir-tu-provans2
Авиньон, Франция

Бутерброд «Ван Гог» с вареньем «Нострадамус»

Воздух в Провансе настолько чист и прозрачен, что даже художнику-неумехе хочется взять в руки кисть и творить. Это светоносный край, где властвует ослепительное солнце, и расстилаются великие равнины. Недаром сюда во все времена съезжались творцы, поэты и художники.

Но поговорим исключительно о Ван Гоге, который, оставив за спиной дождливую Голландию и пафосный Париж, осел тут. Первый город, в котором начал творить Ван Гог – это Арль. Как и все прованские городки, Арль славится своим долголетием и является ровесником финикийцев. Но не старая римская арена, принимающая корриды по сей день, и не античные развалины привлекли Маэстро. Его привлекла простота духа региона, ясное синее небо и бескрайние поля подсолнухов и пшеницы, раскинувшиеся вокруг.

Будучи человеком странным, тогда еще непризнанный художник остро выделялся среди местного населения. Длинный черный балахон, измазанный красками, истрепанная соломенная шляпа и вечный спутник художника – мольберт и краски. Странный человек, стоящий, как вкопанный, и смотрящий мутным взглядом вдаль и есть сам Ван Гог. В данный момент по следам автора пройтись легко и весьма интересно. Для этого городские власти создали бронзовые отметины на тротуарах, находящиеся именно там, где он творил.

Вот река, ползущая по долинам к Марселю, а вот и легендарная «Звездная ночь над Роной» с ее осенним воздухом, ярко желтыми звездами и черным омутом, в который мыслями автор улетал навсегда. «Ночная терраса кафе», будто бы из прошлого, вот она, здесь. Потрепанный американец в вангоговской  шляпе и дама с бокалом, болтающая с болонкой, ночные кутилы, провожающие закаты и встречающие рассветы.

Мест и работ много, все они стоят своего внимания, но я бы хотел переместить вас в Сан-Реми-де-Прованс, где Ван Гог лежал в психиатрической лечебнице. Ничего жуткого, не бойтесь.

mir-tu-provans4
Прованс, Франция

Сан-Реми – это уютный провинциальный городишко, где родился еще один великий француз, Мишель Нострадамус. Местным жителям так надоели вопросы туристов о предсказателе, что хозяйка кафе, находящегося недалеко от дома оракула, вынесла нам баночки с вареньем и заставила попробовать каждую. Фиговое, миндальное, персиковое.

О чем это вы? Какое варенье? Да о том, что одним из жизнерадостных опусов Нострадамуса наряду с пророчествами было руководство по приготовлению варений, рецептами которого хозяйка владеет и пользуется до сих пор! А вы все о каких-то пророчествах. Наслаждайтесь вкусным вареньем и сами стройте свою жизнь.

Вернемся к шагам Ван Гога. Монастырь Сен-Поль-де-Мозоле, приютивший нашего Винсента, окружен мудрыми старыми оливами, позировавшими автору (серия картин «Оливковые деревья»). Здесь же написано «Хлебное поле с кипарисами» и «Цветущий миндаль», внуки которого растут вдоль дороги по всей округе.

И, конечно же, «Ирисы», проданные в 1987 году за 53,9 миллиона долларов. Честно скажу, единственное, чего там не было в данный момент «на месте», так это цветущих ирисов. Всю свою красоту Провансу они одолжили весной.

Маленький итог: краски двух вангоговских городков так точно передаются на полотнах, с их бледно-оранжевыми крышами, тускло-сиреневыми ставнями, затуманенной утренней белой дымкой и оливково-зелеными деревьями, что даже я, не будучи ярым поклонником автора, проникся всей душой и стал смотреть на творчество «странного» художника иначе. Вывод – все в этой жизни надо увидеть, пощупать, попробовать самому, никаких картинок.

Вам в Колорадо? Пройдемте!

Будучи в Руссийоне и потратив всего пару евро на входной билет, можно очутиться на смотровой площадке аризонского каньона Антилопы, а, может, и в далеком Колорадо.

Регион Воклюз издавна славился своими месторождениями охры. Природный краситель -­­­­­­­­ доисторическая косметика, которой наши предки обмазывались с ног до головы в особо торжественных случаях лежит прямо под ногами. Тонны охры, добываемые в прошлом, с изобретением синтетических красителей так и остались в этих скалах, ложбинах и даже в пыли.

Провансальский пейзаж украшают изрезанные голые рыже-буро-красные скалы, на которых зеленеют сосны, островки травы и кустарника. Старые дома в живописно-запущенном состоянии среди этой желтизны на фоне голубого неба затмевают фантазии любого художника-сюрреалиста. Место это овеяно средневековой легендой, что придает ему еще большей загадочности.

«В ХII веке сын рыцаря Гильом де Кабестань прибыл на службу ко двору богатого графа Раймона Руссийонского, вступив в число его вассалов. Как уже говорилось выше, Прованс – это край трубадуров, в число которых входил и Кабестань. Молодой человек слагал красивые песни, чем покорил сердце супруги графа, Серемонды.

Трубадур и графиня стали любовниками. Доброжелателей хватало в любые времена, и кто-то донес об этом хозяину именья. Раймон, долго не мешкая, устроил кровавую расправу, отрубив музыканту голову и вырезав из груди еще бьющееся сердце. Свои кровавые трофеи он сложил в охотничью сумку и прискакал в замок.

Войдя в графскую кухню, ревнивец приказал повару приготовить сердце Гильома к обеду. Во время обеденной трапезы Раймон не прикасался к еде, но, придвинув жаркое из сердца к Серемонде, велел его съесть. По окончании трапезы граф спросил у жены, понравилось ли ей блюдо, и та ответила, что ничего вкуснее она в жизни не пробовала. «Так знай же, что только что ты съела сердце своего любовника Гильома!» – вскрикнул граф, достав из сумки окровавленную голову несчастного.

Супруга сильно побледнела, но нашла в себе силы ответить: «Да, действительно,  это жаркое было прекраснее всего на свете. Оно столь дорого мне, что в жизни я больше ничего не возьму в рот». Промолвив это, Серемонда поднялась из-за стола, подошла к открытой балконной двери и шагнула в пропасть, а ее кровь окрасила скалы в красный цвет».

Прованс: все фиолетово

В один из солнечных июньских дней, когда лаванда облачается из серо-зеленого наряда в голубо-синий, в Прованс устремляются жаждущие увидеть чудеса. Туристы, фотографы, натуралисты бросают отдых на синем Средиземном море в поисках другого моря, сиреневого. С июня по конец июля в период цветения этого горного цветка практически всегда стоит невыносимая жара. Мистраль тоже уходит в летний отпуск, воздух уплотняется, чуть ли не до густоты сиропа, и наступает бал. Бал Лаванды.

mir-tu-provans6
Прованс, Франция

На полях Прованса, как и по всей Европе, выращивают лавандин, культурный гибрид дикой лаванды, используемый  парфюмерной промышленностью и дающий намного больше ценных компонентов, чем его неокультуренный сородич. Обычная лаванда достаточно мелкая и низкорослая, так что не переживайте, разочарований не будет. .Лаванду в своем быту использовали еще древние греки и римляне.

Цветы бросали в ванные высоких вельмож,  в Средневековье браслеты из лаванды были оберегом от чумы, дорогостоящие благовония  сопровождали именитых людей на протяжении всей жизни и после их смерти – лаванда вошла в состав бальзамирования. Зимним вечером веточку лаванды провансальцы бросают в камин, и тогда дом наполняется летним ароматом.

Так же в наше время очень популярен лавандовый луговой мед, обладающий утонченным  ароматом, сыр с добавлением лаванды и сорбеты, а мороженое с нежно лиловым оттенком закрепит все увиденное в фиолетовом крае. Я даже умудрился попробовать кальян с лавандой, эффект незабываемый, моль в домашних вещах отступила на долгие годы.

Одно из живописных и узнаваемых мест Прованса, где растет лаванда – это аббатство Сенанк. Построенное в XII веке, аббатство считается одним из старейших во Франции. В мировых путеводителях по лавандовому краю изображен именно этот старинный монастырь, утопающий в лаванде. Но минус туристических мест в том, что засилье приезжих слегка искажает атмосферу и красивые виды.

В этом году на полях Прованса большое количество  китайцев. А все дело в том, что на экранах китайского телевидения вышел сериал, где невеста в фате позирует на фоне лавандового поля. Десятки китайцев загадывают желания, суетятся, доставая из сумочки белую фату, среди полей пестрят палки для селфи, красные кеды и белые шляпы.

Поэтому для полного представления мы поднимаемся выше в горы, где на лавандовых полях ни души. Вдали – панорама Воклюза с фиолетовыми коврами полей, золотыми пшеничными угодьями и невероятно красивым небом. Вокруг – наша Королева Лаванда, правящая летний бал, званые гости бала – трудолюбивые пчелы, заботливо опыляющие нежные цветы и жужжащие, словно официанты на великом банкете.

Незваные гости – это мы, и чтобы ничего не нарушить в этой природной гармонии, не сломать ни единого листочка, не сорвать ни одного цветка мы будем просто стоять и наслаждаться тишиной и упоительным ароматом великого бала Лаванды.

Ланч

Французы считают, что прежде чем отправиться на прогулку, нужно выпить и поесть, после этого лучше думается.

Классическая картина: деревенское кафе Люберона, солнце высоко в зените, местные жители в тени платанов обсуждают «Тур-Де-Франс», проходящий в Провансе. Матушка Бертран, как ее здесь величают, суетится и эмоционально объясняет, что у нее сегодня на обед. Бертран – интересная дама почтенного возраста с габаритами оперной певицы, она же хозяйка, она же шеф-повар, она тут – президент. И так, обедаем.

Великолепное rose из долины Роны в запотевшем графине в виде аперитива. Прошлый год был удачным для rose, но неудачным для Шатенёф-Дю-Пап, так как были осадки, а папское вино любит исключительно жаркую погоду.

Закуски: тапенад на золотистых гренках. Тапенад – это перетертые черные оливы, каперсы и анчоусы, еще его величают черным маслом Прованса. Тарелка с волшебными арльскими колбасками. Телячья колбаса с каштанами и утиная колбаска с лесными альпийскими грибами так и  тают во рту.

Салат «Люберон» – осторожный шаг перед тяжелой артиллерией, основным блюдом. Светящиеся на солнце ломти черного хамона из Корсики и легендарная дыня из Кавайона. В сочетании с листьями салата и горчичной заправкой – прелестно. Это любимая дыня Александра Дюма, который в свое время заключил сделку с мэрией Кавайона: в обмен на свои произведения городские власти обязаны присылать к столу автора по одной дыне до конца его дней.

mir-tu-provans7
Прованс, Франция

Вся «соль» деревенских ресторанов в том, что в меню каждый день разные блюда. Мадам Бертран вчера готовила форель с миндалем, завтра будет говядина с розмарином, которую она купит на местном рынке у знакомого мясника, а осенью вовсе закормит вас до отвала томлеными в маринаде жаворонками, так как муж ее увлекается охотой.

Свежесть и качество блюд под вопрос не ставятся – заведению уже пятьдесят лет. Официант, принесший дымящийся глиняный горшок, подмигнул и звучно чмокнул, поцеловав кончики пальцев. Баранина из Систерона!

Нежная баранина, маринованная в хорошем красном вине с розмарином, чабрецом, беконом, кружочками моркови и дольками синего лука – это апофеоз обеда. Прованские травы, легкий вкус копченостей и томленное в духовке мясо, которое легко разрезать даже ложкой.

Третий час обеда. Еще дышим, но ждем десерт. Французское застолье обладает каким-то магическим обаянием, нейтрализующим все запасы силы воли и решимости.

Сыр с хлебом, маслом или с колбасой? Ну, это уже совсем дурной тон, господа. Сыр – это десерт. Прованские домашние сыры в основном козьи, так как травяной растительности в горах мало, а козы, поедающие кустарники лавра, тимьяна и даже лаванды, чувствуют себя в здешних краях очень неплохо.

Мягкий сыр «Банон», бережно завернутый в листья каштана, прекрасно сочетается с луковым джемом. Сыр «Бри» в деревянной коробке освобождается от обертки, обратно ставится в свой деревянный домик и пару минут держится у открытого огня. Далее – в закопченной корочке ножом проделывается отверстие, расплавленный сыр льется на хрустящий багет и, voila, вы на небесах! Под сыры  уже выносят красные сладкие вина. Мы уже не можем даже встать из-за стола, не то чтобы еще куда- то идти.

Далее следует дижестив, он же противоядие, он же пастúс, именуемый «молоком Прованса», крепкий алкогольный напиток на основе аниса, лакричника и неведомых трав, известных лишь мужу мадам Бертран.

Белая мутная жидкость в стопке со льдом освежит ваш разум, придаст сосудам эластичности, а телу -новой энергии для дальнейших покорений новых вершин. После такого ланча начинается благодушие, благодушие в прекрасном Провансе.

Merci, Provence!

    2 Responses

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *